Протоиерей Григорий Воинов. Москва. Таганская тюрьма. 1937 год

Протоиерей Григорий Воинов. Москва. Таганская тюрьма. 1937 год

Воинов Григорий Александрович (1875-1937), протоиерей, священномученик.

Память 25 ноября, в Соборе новомучеников и исповедников Российских и в Соборе Бутовских новомучеников.

Родился 26 января 1875 года в селе Теплый Стан Московской губернии [1] в семье псаломщика.

В 1898 году по окончании Вифанской Духовной семинарии он поступил учителем в церковноприходскую школу при храме Казанской иконы Божией Матери у Калужских ворот, в Сергиевский ремесленный приют на Остоженке. Женился, впоследствии у них с женой родилось шестеро детей.

27 июня 1900 года был рукоположен в сан священника к Троицкой церкви в селе Теплый Стан [2], где прослужил до 1931 года. В 1907 году он был награждён набедренником, в 1912 году – скуфьей, в 1916 году – камилавкой.

С 20 сентября 1919 г. одновременно работал делопроизводителем на Московском Капсюльном заводе.

В 1922 году во время изъятия церковных ценностей отец Григорий возразил против изъятия из храма серебряного креста, пожертвованного храму в XVII веке. В тот же день уполномоченный комиссии по изъятию церковных ценностей направил сообщение в уездный отдел милиции, в котором писал: "Во время изъятия церковных ценностей из Троицкой церкви на мои слова, что ценности идут для помощи голодающим, священник в присутствии всех граждан начал антисоветскую агитацию, применяя слова, что золото и серебро вы переливаете себе на портсигары. Прошу принять к нему меры".

6 мая 1922 года на основании этого сообщения начальник районного отделения милиции предписал арестовать священника. В тот же день отец Григорий был арестован и 16 мая допрошен. На вопросы следователя священник ответил: "Во время изъятия из нашей церкви Святой Троицы у нас брали серебряный крест, в котором весу всего около полфунта. Этому кресту около трёхсот лет. Я начал просить, чтобы крест нам оставили, так как все равно за границей в Америке или ещё где-нибудь его перельют на портсигар, а для нас он является древностью весьма ценной. Никакой агитации против изъятия ценностей я не вёл".

Следствие было закончено в ноябре-декабре 1922 года, и дело было передано суду Московского Ревтрибунала. О. Григорий, как и другие 32 клирика, обвинялся в распространении воззвания Патриарха Тихона, в призыве к "массовому и открытому противодействию постановления ВЦИК" и т.п.

На состоявшемся в ноябре – декабре 1922 года процессе отец Григорий виновным себя не признал, повторив свои показания, данные на предварительном следствии. Что касается воззвания Патриарха Тихона, то "я его не получал, а посему не оглашал. Агитации я никакой и никогда не вёл. Изъятие прошло спокойно. Сижу в тюрьме восьмой месяц. Прошу трибунал вернуть меня к моей семье".

13 декабря 1922 года революционный трибунал по ст. 62,119 УК РСФСР приговорил отца Григория к трём годам строгой изоляции, конфискации имущества и 1 году поражения в гражданских правах за "сопротивление изъятию церковных ценностей". Первое время он сидел во внутренней тюрьме ОГПУ на Лубянке, затем в Лефортовской и Таганской тюрьмах в Москве. Через семь месяцев власти освободили его по амнистии.

В 1924 году был награждён наперсным крестом, в 1928 году возведён в сан протоиерея.

20 июня 1931 года был переведён в Михаило-Архангельский храм в селе Кубинка Звенигородского района.

27 ноября 1937 года отец Григорий был арестован и заключён в Таганскую тюрьму в Москве. Его обвинили в том, что он будто бы пришёл 25 октября 1937 года на стадион "Кубинский обувщик" на митинг, посвящённый выдвижению кандидатов в Верховный Совет. Когда стали обсуждать кандидатуру главы НКВД Николая Ежова, священник махнул рукой и сказал: "Все равно наших людей не наметят. Советская власть намечает своих людей. Мне здесь делать нечего". А затем что-то проворчал и удалился.

Ночью 29 ноября следователь допросил священника и, в частности, спросил его, за что он арестовывался раньше. Отец Григорий ответил:

– Второй раз я был привлечён к ответственности в 1923 году за нанесение побоев корове. Был суд, по суду я был оправдан как невиновный.

– С кем вы поддерживаете связь? – спросил следователь.

– С братом Петром, который служит священником в селе Покровском Наро-Фоминского района [3]. Я изредка бываю у него, и он бывает у меня. Больше ни с кем связи я не поддерживаю.

– Вы обвиняетесь в проведении контрреволюционной деятельности. Требую от вас откровенных показаний по существу предъявленного вам обвинения.

– Виновным в проведении контрреволюционной деятельности я себя не признаю, – ответил священник.

На этом допрос был окончен.

3 декабря тройка НКВД по Московской области приговорила его к расстрелу за "контрреволюционную агитацию".

8 декабря 1937 года был расстрелян и погребён в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Был причислен к лику святых Новомучеников Российских постановлением Священного Синода 22 февраля 2001 года для общецерковного почитания.

 

ремонт комнаты
руководство ремонт

«…освяти Господи любящих благолепие дому Твоего, Ты тех возпрослави Божественною Твоею силою…»

Храм Архангела Михаила